ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ ПЕРСОНАЛЬНЫЕ СТРАНИЦЫ ФОРУМЫ ОТЗЫВЫ О СНАСТЯХ РЫБОЛОВНЫЕ ДНЕВНИКИ
Любимое дело объединяет!
Fishinginfo.RU - портал о рыбалке: летняя и зимняя рыбалка, форумы,
отзывы о снастях, законы о рыбалке и гимс, фото с рыбалки, рыбалка в подмосковье и регионах,
персональные страницы рыбаков, анонсы газет и журналов, рыболовный спорт и пр.
ПОИСК ЗЕМЛЯКОВ РЫБОЛОВНЫЕ БАЗЫ / ПЛАТНАЯ РЫБАЛКА РЫБОЛОВНЫЙ ПРОГНОЗ ФОТО ВИДЕО РЫБОЛОВНЫЙ ИНТЕРНЕТ ПОРТАЛ
Логин:  Пароль:     >> ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ    21.05.2022 18:41
Не авторизован
Гость
авторизоваться
зарегистрироваться
 Поиск:  
БАЗА ЗНАНИЙ
>>   Рыбы
>>   Теория и практика
>>   Рыболовные снасти
>>   Снаряжение
>>   Мастерская
>>   Водоемы и базы
>>   Отчеты с рыбалки
>>   Законы, гимс...
>>   Кулинария
>>   По регионам
>>   Разное
Случайная фотография













КАК С НАМИ СВЯЗАТЬСЯ




У НАС НА МАЙДАНЕ

Газета "РЫБАК РЫБАКА" №20,   

У НАС НА МАЙДАНЕ - а это село такое, так называется - за нашим тырлом, сразу за купальней со странным названием "немецкая", где река уходит направо, так вот как раз по нашему, по левому берегу... Ага...Так вот там и бывают по весенней поре заливные луки. Река по разливному делу нашла себе ходок маленький меж берега, да и в узкое горло это выходит на приречную пойму - на луки по-нашему. По каждому желобку, ярочку, канавке какой ни на есть малой заливается огромный клин выгона между селом и речкой - ни проходу, ни проезду. Только лодка. Вода спадает быстро, места ведь почти степные, снегу -то нет, а горло глубинку держит, рыбка туда-сюда снует и, конечно, трется всякая в свой черед. Место райское, для рыбы особенно, ну и рыбачки кто с чем, это уж как водится, тут как тут. Однако ж меру знали, и рыбка эта не переводилась. И мы, пацаны, тому уж лет тридцать назад, может, боле, аккурат по этой поре и подстерегли ее, щуку то есть, на нересте, да к тому же еще белым днем, пока мужики или кто постарше на работе...Да...И было у нас всего-то дели сетевой кусок, на три перста или на четыре, так себе - жменя дырок, а не сетка. А вот, поди ж ты, приладились мы ярочек-канавку перекрывать. Перепнем ярок да в обход, да шумнем по воде - она и идет, одна другую давит, ну и, конечно, само собой, в сетку в эту нашу, в делю, то есть, и жабрится. За ним другой ярок, третий. Так и набрали икряницы, чуть донести - вот сколь набрали. Уговорились молчать да на другой день опять, значит, на промышление такое идти. Да, видать, нам была не судьба. Другая совсем выходила по ее записям нам рыбалка.

Не с улицы, упаси Бог, а с огорода от развальной самой паханой межи, по кустам, еле-еле заволок свою долю во двор. А, сказать к слову, не из слабых уже был. И "ветерок" по рукам да плечам к тому времени уже водился. Так вот мешок картошки с земли на плечи брал через грудь перевалом. Вот сколько мне лет тогда было. Да... А тут, вишь ты, выходит, притомился. Однако волоку, а сам себе на ум мечтаю, как Дед да Баба обрадуются, что внук столь рыбы нарыбалил, хвалить будут. А Дед, скупой на ласку человек, возьмет да и погладит заскорузлой своей ладонью по голове, то-то радость, другой не надо. А больше награды тогда и не было никакой.

Заволокся я, значит, во двор, Боцман - кобель черный и старый брехнул даже - такой я был красавец, в луске щучьей да в грязи-муляке. Баба с хаты выглянула да в голос радость свою и проявляет. Хвалит внука, меня, значит, и такой я, и такой, и ни у кого таких нет, а у нее, вишь, есть. И рыбу-то из мешка скоренько достает и прямо тут на скамеечке в простую белую миску цедит. От головы ребром ладони по животу проведет, придавит чуть, конечно, икра и цедится. Да крупная, да с зеленцой...И все обещает Баба рахманок поджарить. Вкусно...Радуюсь и я с Бабкой своей, стою довольный - Слон Слоном. И не вижу я, дурачок, что с другой стороны двора из-за очеретяного тына смотрит на нас с Бабкой Дед, на нашу радость-веселье и горько качает головой, да молчит покамест, ждет, наверное. Что-то дальше будет. Мне бы и бежать тогда со двора сразу, глядишь, дело тем бы и закончилось, а я Деда стал звать, чтобы, значит, и похвал да поблаг побольше было. Ну и вышел, конечно, Дед из-за тына, молча подошел к нам, посмотрел на миску, икрой полную. Выбрал из мешка щуку, купчиху толстую, какую Бабка еще не сдоила, покачал на ладони, прикинул, вроде сважил. Я думаю, килограмма на три, на пять была, ну уж на четыре верных... Да...Положил мне ладонь пудовую свою на голову, в другой щука эта, будь она неладна, и позвал за собой, помочь, дескать, что-то. Бегу я за Дедом жеребенком-стригунком, ну, может, и не стригунком, а подгодовиком уже, и в толк не пойму, куда ведут меня, радуюсь, хвалюсь, прет меня. Одним словом - лоша. Деда все стараюсь удивить, сколь рыбы-то поймал, а Баба сколь икры-то надоила, а если из каждой икринки по щуке вылупится, да потом всех щук тех опять поймать, сколь тогда я рыбы поймал сегодня. Качает головой Дед, вроде соглашается, а сам хмурится, хмурится, со мной не радуется. И все отводит, отводит от Бабки, чтоб, значит, не видала нас старая.

А было в нашем дворе два замечательных места. Был тупичок за конюшней налево, от конюшни стена с одной стороны - чисто, и кроличьи клетки справа - карманчик такой, одним словом. И второе место - угол конюшни, начало тупичка или карманчика, это уж кто как хочет. А на углу этом в саманную стену был вбит гвоздь, а на том гвозде всегда висел кнут. Хороший кнут, длинный, с кольцом на резном кнутовище. И упаси Бог кому этот кнут тронуть, не то снять: расправа была немедленной и, как водится, неотвратимой. А ведь умел мой Дед, царство ему небесное, батоги плести. Распустит, бывало, кожишку какую и вплетает себе на восемь концов. Потом потоньше, еще потоньше и выведет совсем тоненько. И назовет его в шутку то ли говорливым, то ли разговорчивым на восемь языков, на восемь голосов. Да мне-то еще пока невдомек, ведь иду-то героем.

Как Дед пропустил меня вперед, как позади меня оказался, - того не помню; как кнут с того гвоздика спрыгнул, как к Деду в руки попал, - не ведаю. Очнулся только от болтовни своей, вижу, Дед с батагом в одной руке, со щукой этой в другой, и я в западне, в карманчике, значит.

"Так сколь рыбы ты сегодня поймал?" - глаза деда сделались серыми даже. "А икры сколь с Бабкой надоили?" - он даже отступил шаг назад, чтоб удобно было. Я только и видел, как, будто в замедленном кино, кнутовище резного краснотала вверх поползло. А уж откуда взялся этот язык на восемь жал, и не соображу, без малого не письнул, удержал.

"А коли из каждой икринки по щуке вылупится?" - и опять медленно, как будто даже с рывками какими, кнутовище то вверх поползло. И опять лизнул меня восьмиголосый через шею по лопаткам и дальше вниз до копчика, и в пах, аж до коленок.

"А коли тех щук да снова словить? Съешь ли их всех-то?" - теперь черенок батога как бы упал на сторону и так же медленно, с рывками стороной пошел по кругу, вперед на меня, и опять восьмижалый достал-таки, поперек теперь по плечам, по груди, так что рук не поднять, так завил, так скрутил.

"Сколь рыбы наловил...А сколь ты душ загубил? Ракло - сучий сын собачий. А сколь ты рыбы не поймал и никогда уже не поймаешь, дурья твоя голова" - Дед швырнул мне под ноги рыбу, живую еще щуку-икряницу, она, бедная, еще жабрами хлопала. "Й-И-ШЬ", - коротко сказал Дед. "Сколь раз укусишь, столь раз не ударю" - Дед очередной раз поменял свою позицию, крутнул батагом, лег кнут позади него возле ног, растянулся змеей по пыли двора, затаился, ждет.

Уступил я тогда настойчивой просьбе Дедовой. Из навозного да соломенного крошева конюшенного тупичка поднял я ту щуку, обтер, как мог и стал кусать ее, еще живую. Смешались вместе тогда и слезы мои и сопли, и щучья слизь, и солома - все в одном. Потому как страх перед кнутом был сильнее отвращения к сырому мясу живой еще плоти. Однако и смекнул я в промежутках между откусами, между шлепками щучьего того хвоста по щекам моим, что порки уже больше не будет. И тогда пришли настоящие слезы, слезы наказанного и прощенного, слезы виноватого и раскаявшегося. Пролились они, очищая душу, остужая ее и все на свете. Прошла немота, ужасом страшной порки сжимавшая горло, пришел-таки спасительный плач с визгом и подвывом. А на крик и шум - Бабка заступница, отняла меня. Правда, и она свое заработала, чтоб, значит, не встревала, правда, черепком только, как-то вскользь и не больно.

А Дед накормил-таки меня щуковиной, икряными рахманками жареными да вкусными, на всю жизнь накормил. Спасибо ему за науку его. Царствие ему небесное и вечная память.

Хорошо, нет слов, наловить, наловить удачно. Хорошо наловить много и угощать, и видеть счастливые лица друзей-рыболовов. Как славно подхватить багром и выволочь на лед МАМКУ-икряницу и при этом забыть, ну хоть на миг забыть злобное, а потому, наверно, тихое "А сколь душ ты загубил? А сколь рыбы ты никогда не поймаешь? Ракло - сучий сын собачий!.."

Пошли нам, Господи, в души наши и радость от рыбалки и страх от возможности рыбалку эту навеки потерять, и вечную вину и память, сколь душ мы каждый загубили.

Так-то вот.

Митюшка из Балашихи



Количество просмотров: 3907
Отправить другу    Версия для печати
Оценка: 5 из 5
        (голосов: 1)
Моя оценка: Отлично! Очень хорошо Хорошо Средне Плохо  


Еще по темам:

История с рыбалки

 

Весна

 
 
Читайте также:
А. ГОРЯЙНОВ. ВОЗЛЕ БЕРЕГА НЕДОСТУПНОГО (История с рыбалки, Ловля на живца, Зима)
 

Портал работает на PortalBuilder2 R4 FULL OPTION

top-100


Вся текстовая и графическая информация, опубликованная на Портале FISHINGINFO.RU, а также схемы ее размещения и представления, являются собственностью владельцев портала и/или их поставщиков.
Перепечатка, воспроизведение в любой форме, распространение, в том числе в переводе, любых материалов с Портала возможны только с письменного разрешения владельцев Портала.

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Please report your problem to our technical support Current request ID:ca1d7f0a5750ab5c913ee7201c2d6036. Integrated troubleshooting engine v1.0